Универ

Свежий Кашин

Говорят, есть люди, которые боятся, что Россия вторгнется своими войсками в Белоруссию, раздавит ее, лишит независимости и включит в свой состав на правах федерального округа.

Дураки – нашли чего бояться.

Сегодня прямая военная интервенция кажется несбыточной мечтой. Вот если бы две недели назад – следуя букве и духу Союзного государства, принимая во внимание фактическое безвластие, переживаемое Белоруссией после сорванных бывшим президентом Лукашенко выборов, исходя из того, что партнерские и тем более братские отношения подразумевают ответственность за сохранение порядка и закона, да даже и про принуждение к миру можно было бы что-то ввернуть – уж с формулировками, если надо, проблем у них не бывает. И, в общем, под какое-то такое слегка натянутое, конечно, но все же обоснование – танковый бросок от Смоленска до Бреста, воздушно-десантные войска, вежливые российские коменданты в каждом городе вместо лукашенковских ментов, ну и вряд ли было бы какое-то организованное сопротивление, неважно чье – верных Лукашенко войск или бело-красно-белых активистов. Белоруссия не Чечня и даже не Донбасс, за сутки бы дошли до польской границы, даже, как там заведено, останавливаясь на красный свет светофоров и, как американцы в Ираке, снисходительно наблюдая, как приветствующие освободителей минчане у знаменитой стелы или еще в каком-нибудь намоленном протестами месте вешают Лукашенко и министра-садиста Караева.

Вдруг оказалось ⁠бы, что протоколы не горят, и президентом можно ⁠было бы провозгласить ⁠Тихановскую – даже хорошо, что не Колесникову, «слабая женщина» в этом контексте лучше, правила бы, окруженная российскими советниками, российскими военными, российскими компаниями и на всякий случай российской же личной охраной. Флаг – да был бы бело-красно-белый, тут уж вообще никакой разницы, если за флагом стоит российский танк. Как бы реагировал Запад? Смешно, наверное, было бы слушать, как они проявляют озабоченность в связи со свержением законного президента Лукашенко. Как Литва называет выборы честными, а Польша говорит о нелегитимности Тихановской. Но, наверное, только Литва и Польша – можно предположить, что именно Белоруссия та страна, на захват которой российскими силами Запад посмотрел бы сквозь пальцы. От отравления Навального международных неприятностей точно больше, ну и вообще – семь бед один ответ.

⁠Но, повторим, это если бы Российская ⁠Федерация была великой. А так-то она ⁠– ну, какая есть, и (собственно, поэтому те, кто ⁠боятся вторжения – именно что дураки) сама мысль о том, что можно захватить Белоруссию и заменить Лукашенко на лояльный местному населению пророссийский режим, судя по всему, вообще не посещала российские государственные умы, стратегический потолок которых – вкладываться в Лукашенко, даже когда по нему уже ползают мухи. Национальный интерес в представлении российского начальства – возлечь рядом с агонизирующим упырем, чтобы мухи ползали не только по нему.

Символическим актом такой солидарности стал ритуал коллективного унижения российских тележурналистов во вторник в Минске. Унижения, кстати, в том числе и профессионального – пообщавшись с Лукашенко, московские гости всю первую половину дня пересказывали его реплики своими словами «близко к тексту», а видеозапись разговора уже потом по кусочкам публиковала белорусская сторона. Над тем, как вели себя Симоньян и компания, все уже отсмеялись, но вообще-то напрасно – им стоит, насколько это возможно (и безо всякой иронии), посочувствовать; доблесть российского государственного тележурналиста состоит в том, чтобы максимально качественно и профессионально отстаивать государственные интересы, и не вина Симоньян, что в сентябре 2020 года государственные интересы Российской Федерации на белорусском направлении свелись к поддакиванию обезумевшему подонку. Стоит вспомнить, что всего несколько дней назад в том же положении, что и телевизионная делегация во вторник, оказался ни много ни мало российский премьер-министр Мишустин, который (по той же, что и у телевизионщиков, причине) был вынужден с серьезным лицом слушать лукашенковский бред.

Человеческое восприятие реальности имеет свои особенности, это нормально. Движущаяся картинка, киношная или телевизионная, действует сильнее, чем любой текст или устный пересказ. Представьте себе 11 сентября 2001 года без телевизионной трансляции, майора Евсюкова без камер наблюдения, да даже Ефремова без очевидцев с камерами телефонов. Встречи Лукашенко с Мишустиным и с группой Симоньян стали первым за этот месяц наглядным, а не на уровне утечек или ощущений, свидетельством реальных российско-белорусских отношений, и, вероятно, именно поэтому они производят такое ошеломляющее впечатление.

Вы, которые боитесь российской интервенции и аннексии – видите на этих встречах интервенцию и аннексию? Нет. Российская Федерация сидит напротив кривляющегося безумца, Российская Федерация поддакивает ему, Российская Федерация ни словом, ни движением брови, ни жестом руки не показывает ему, что ей в нем что-то не нравится. Избитые и арестованные, высланные с испорченными паспортами российские граждане, запрещенные российские медиа («Комсомолку», любимую газету Путина, в какой-то момент перестали печатать в Минске под заведомо выдуманным предлогом), унизительный фарс с 33 «вагнеровцами», атаки на бизнес в том числе с российским участием, да и даже общегуманитарно неприемлемое и сотни раз задокументированное садистское насилие – Российская Федерация ни разу всерьез ни на что не среагировала даже словом, ее все устраивает. Какой федеральный округ, какая аннексия? Есть единственный странный намек Путина на «резерв», которого никто не видел и который, вероятнее всего, просто придуман из каких-то медийных соображений (и тоже, конечно, уровень – утечку-страшилку запускают не через желтую прессу, а лично через Путина).

Здесь нужна оговорка, что у Путина наверняка есть хитрый план, но «хитрый план» применительно к Путину – это как минимум с донбасских времен неприличное ругательство, подразумевающее, что план наверняка есть, но его никто не видел, зато все видели войну, кровь, слезы и все такое прочее. Российское общество не знает, что решил Путин по поводу Белоруссии. Но российское общество видит, как уже на протяжении месяца Российская Федерация проводит линию абсолютного согласия с тем, что делает Лукашенко. Российская Федерация соглашается в том числе и с тем, как Лукашенко унижает ее саму. Это, может быть, не очень бросается в глаза, но никогда до сих пор Российская Федерация так демонстративно и публично не отказывалась от своего государственного достоинства, и особенно позорно это выглядит, когда ее унижает не могущественная супердержава, а та единственная в мире страна, которую Россия могла бы легко и безболезненно (в том числе безнаказанно, извините) захватить за несколько часов. Происходящее сейчас – со времен, пожалуй, ордынского ига беспрецедентно именно для России. Волнения, протесты, перевороты, похищения, полицейское насилие – все это бывало в разных странах и в разное время (да вспомните наш 1993-й, в конце концов). Такое национальное унижение, такой позор – его сравнить не с чем.

Источник: https://republic.ru/posts/97755